6. Львиный ров. 6:1-28

Загадка нападения

Даниил превосходил прочих князей и сатрапов, потому что в нем был высокий дух, и царь помышлял уже поставить его над всем царством (6:3). У Даниила было что-то, что отсутствовало у других, некая харизма, сила от Духа Божьего, под руководством Которого он продолжал свой государственный труд. Это позволяло ему преодолевать многие трудности и проявлялось даже в решении довольно ординарных задач. Его особенность сказывалась в силе его духа, в его шарме, порядочности, с которой он выполнял административные дела в империи, и в необычайной мудрости, с которой он оценивал различные ситуации и принимал практические решения. Вавилон нуждался в таком превосходном управленце. Поэтому Даниил привлекал внимание большинства царей, которым служил, и ему была доверена важная государственная работа.

Цари доверяли Даниилу, как если бы он был вавилонянином, и во всех отношениях Даниил был абсолютно лоялен стране своего изгнания. Он служил ей на совесть. Его образ жизни во многих отношениях не отличался от образа жизни окружавших его людей. Он говорил без акцента, его детей было невозможно отличить от других детей на улице. Он сделал все возможное, чтобы быть достойным гражданином Вавилона.

Но его ненавидели приближенные царя столь сильно, что жаждали его смерти. Причину такого отношения к Даниилу, верному свидетелю Бога живого, можно обозначить как «тайна беззакония» (2Фес 2:7). Не существовало реальных причин для преследований этого человека, тем более для приговора к смерти, напротив, он был хорошим человеком и свидетельствовал другим о существовании и милости Бога. Суть несправедливости была в том, что люди не отвечали своему Создателю, творившему добро во всех его аспектах, положенной любовью и радостью. Была только сатанинская ненависть, которая не соответствует Божьим целям и будет уничтожена к финальному триумфу Бога, а пока, она осуществляет свое злое дело.

История о Данииле, которого ненавидели сослуживцы и даже замышляли убить просто потому, что он всегда придерживался истины, любил то, что любит Бог, — это одна из многочисленных библейских историй об иррациональной ненависти, направленной против брата, соседа или пророка противниками Бога. Это ненависть Каина к Авелю (см.: Быт 4:5); ненависть сыновей Иакова к их брату Иосифу (см.: Быт 37:4); ненависть Саула к Давиду (см.: 1Цар 18:8,9); ненависть иудеев к пророкам Божьим. Эта вражда достигает своей кульминации в ненависти многих представителей рода человеческого к Иисусу Христу на Голгофе (см.: Деян 3:13-15).

Каждый, кто ненавидит брата...

Ненависть придворных могла утолиться только казнью Даниила. Библия свидетельствует, что всегда подобная ненависть сопровождается попыткой убийства. Братья задумали убить Иосифа. Люди закидывали своих пророков камнями (см.: 2Пар 24:21; Мф 23:34-37). «Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца» (1Ин 3:15). Желание убить присуще природе самой ненависти.

Распятие Христа ясно показало, что такое ненависть и к чему она приводит, когда ищет своего удовлетворения.

По существу ненависть всегда направлена против Бога. Глубоко внутри человеческих сердец имеется негодование в отношении правды Божьей и любовь к тому, что противоречит Богу (см.: Рим 1:25-32). Эта внутренняя оппозиция нашла свое кульминационное выражение в голгофском кресте. Мы все были там, когда Его распинали, и были на стороне Его противников. И когда правда об этом действительно доходит до нас, мы первый раз узнаем себя.

Священное Писание указывает на то, что ненависть не могла сама возникнуть в совершенном творении Бога (см.: Быт 1:31), она обусловлена внедрением сатанинского сознания в мир. Грехопадение первого человека привело его в плен сатане, ненавидящем творение Бога, а за этим последовала смерть и повсеместный хаос (см.: Еф 2:1-3). Поэтому, хотя существование ненависти абсурдно и иррационально, ее работа реальна, ужасна и огромна по своему масштабу (см.: 2Кор 4:3,4) — настолько огромна и разрушительна, что Бог вложил всю Свою силу в осуществление плана великого нового примирения и спасения человечества.

Непоколебимое свидетельство Даниила

Из рассказа следует, что Даниил был ненавидим за его благочестие. Пусть он был вавилонянином по стилю жизни, пусть он был лоялен в своих главных обязанностях по отношению к стране своего проживания, но Даниил никогда не скрывал ни от кого, что своими наиболее ценными свойствами он обязан не Вавилону, а Иерусалиму, к традициям и религии которого он всегда обращается за вдохновением. Он храбро и бескомпромиссно отстаивал это перед всеми. Его привычка ежедневных молитв, которую он никогда и ни от кого не прятал (см.: 6:10), показывала, где он искал истину и где, как он верил, все должны искать свое спасение.

Окна же в горнице его были открыты против Иерусалима, и он три раза в день преклонял колена и молился своему Богу (6:10), Который избрал Авраама, Исаака и Иакова, вывел евреев из Египта и основал «вечный город» при царе Давиде. К этому городу и всему, что с ним связано, Даниил всегда обращался в своих мыслях. Ориентация открытых в его горнице окон символизировала вектор его мыслей, не привязанных к Вавилону, а устремленных к тому, что изложено в священных книгах, которые говорят о Яхве и Его храме, о земле, для которой храм был центром и которая была обещана предкам, о предсказаниях пророков, особенно Исайи, о их видении великого будущего. Даниил был уверен, что однажды все люди обнаружат свое единство, поднявшись на гору Господа Бога Израиля (см.: Ис 2:2,3; Зах 8:22). Там они станут поклоняться Богу, Который будет говорить из Своего нового храма (см.: Зах 6:12-15). Они начнут узнавать Его закон и ходить по стезям Его и тогда они «перекуют мечи свои на орала, и копья свои — на серпы; не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать» (Ис 2:3,4). Для Даниила будущее человечества было связано не с великим городом, который построил Навуходоносор, но с тем, который он разрушил. Он убежден: человечество никогда не поднимется из пыли, пока не восстановит Иерусалим. Он никогда не переставал молиться, чтобы Бог поднял Иерусалим из руин, восстановил его стены и вернул городу его значение, которое, как он верил, было отнято только на время.

Люди знали, что он молился так три раза в день. Когда они спрашивали, что это все означало, он открыто говорил о том, во что он верил. Ничто не могло заставить его скрывать это. Он считал чрезвычайно важным соблюдать иудейский закон о еде и субботу, поскольку все остальное было разрушено и отнято у Божьего народа. Так как не было храма, куда он мог пойти и свидетельствовать о грядущем триумфе его Бога, Даниил открывал свои окна три раза в день в направлении святого города.

Но это была именно та твердая верность Израилю, тот постоянный отказ отречься от Иерусалима, то вновь повторяемое утверждение, что истина и спасение для мира находятся там и нигде в другом месте, которые и привели к тому, что многие влиятельные люди в Вавилоне возненавидели Даниила. Они ненавидели его не за то, что он был чужаком, и даже не потому, что просто завидовали его выдающимся способностям, но главным образом потому, что, несмотря на его лояльность и полезность Вавилону, его жизнь была полностью ориентирована не на Вавилон, а на Иерусалим. Слишком часто он отстаивал то, что свято для Иерусалима. Слишком часто его речи и поведение свидетельствовали о его странной вере в то, что спасение для человечества может придти только от Всевышнего, Который выбрал Сион местом Своего пребывания.

Причина обиды

Они бы простили Даниилу, если бы он не выполнил какие-то свои обязанности, но идея, что боги всех народов были не истинными богами, что не существует другого божественного имени, которое имеет какое-либо значение, помимо Яхве, — было то, что они не могли более терпеть.

Было очевидно, что преданность Богу Израиля в этом Древнем мире возмущает и обижает тех, кто упорно придерживается своих национальных религий и мировоззрений. Священное Писание настаивает на том, что истина — это не то, что рассеяно поровну среди всех народов и рас, и не то, что человек, используя свои интеллектуальные способности или религиозные знания, может постичь, но — то, что дано Самим живым Богом в контексте жизни одного конкретного народа, который Он избрал по милости Своей быть светом для всех остальных (см.: Втор 4:5-8). Израильтяне, по мере развития своей истории, все больше осознавали силу и могущество Бога, в Чьи руки они попали, все больше понимали, что другие религии — заблуждение, а все боги окружающих народов — пустое место. Во времена Самуила, когда ковчег Господа был захвачен филистимлянами и помещен в храм их бога Дагона, после первой же ночи идол был найден сброшенным с пьедестала и лежащим ничком. Они поставили его опять, но на следующий день нашли его разбитым на части (см.: 1Цар 5:1-5).

Даниил был тем человеком, который при всем желании не мог не оскорблять религиозных чувств окружающих, потому что он считал, что его вера — единственная и окончательная истина, разрушительная для каждой религиозной системы, которая хочет существовать параллельно, и он полностью отвергал возможность с чьей-либо стороны претендовать на тот же статус.

Когда кто-то в современном мире провозглашает то же самое в отношении своей религии, он встречается с теми же проблемами, с какими столкнулся Даниил. Иисус предупредил Своих учеников, что, свидетельствуя о Нем ясно и верно и преданно служа Ему, они не смогут избежать такого же рода обид для многих в этом мире, который столь разнообразен своими культурными и религиозными традициями. Они ведь будут проповедовать, что Он есть Пастырь добрый, а те, кто приходил перед Ним, «суть воры и разбойники» (см.: Ин 10:7-11); что Он один «есмь путь и истина и жизнь» (Ин 14:6); что Он один — Спаситель (см.: Деян 4:12) и что все люди нуждаются в спасении (см.: Рим 3:23); что Он — единственный Целитель и что все больны и нуждаются в Нем (см.: Мк 2:17). Ученики ведь станут настаивать, что истина — это то, что однажды уже случилось на все времена и для всех народов — когда Господь был рожден в яслях, жил Своей совершенной человеческой жизнью, умер на кресте, чтобы примирить всех людей с Богом, и... воскрес из мертвых!

Несправедливость обвинения

Конечно, обвинители Даниила не могли аргументированно заявить, что человека с такими взглядами, следует лишить доверия, преследовать или наказать. Они не находили против него разумного обвинения. Честная фронтальная атака на него или его веру была невозможна. Чтобы поймать его в свои сети, они должны были прибегнуть к хитрой уловке, к скрытому оговору.

Все рассказанное в этой главе показывает, что истина, на которую указывают свидетели Бога живого (и своей жизнью, и своими словами), является неприступной для прямой и честной критики. Людям приходится изворачиваться и противоречить собственному разуму, чтобы отрицать эту вечную истину о человеке и Боге. Нужно преднамеренно предпочесть слепую иррациональность, чтобы не признать эту истину.

Даниил мог быть осужден только законом, который игнорирует основные права человека и является чрезвычайно неразумным. Его обвинители должны были заставить царя подписать такой закон, чтобы они смогли поймать Даниила в ловушку, поскольку после самого тщательного изучения всех сведений об этом человеке его не в чем было упрекнуть. Нужно быть слепыми, чтобы отрицать это и обвинять его.

Ни один честный человек не может предъявить убедительное доказательство против истины, принесенной на землю Господом Иисусом Христом; чтобы ненавидеть ее, нужно иметь любовь к мраку, а не к свету, и злонамеренно отвергать то, что во всех отношениях превосходно. Другими словами, в вере в Иисуса Христа есть нечто, что оскорбляет падший человеческий ум, но только зло и грех могут быть оскорблены в Иисусе. В принятии Евангелия — путь, и истина, и жизнь для всех людей, для всех обществ, для будущего человеческой истории. Если христианство оскорбляет чьи-то чувства, это происходит только потому, что оно противостоит человеческой гордыне и злу. Быть оскорбленным во Христе — значит быть против истины, любви к людям и самой жизни.

Иррациональный оговор Даниила, с целью погубить его, очень напоминает то, что происходило в суде над Иисусом Христом. Любой непредвзятый анализ того суда показывает, что все, совершаемое там, было очевидной несправедливостью. Весь процесс отличался мошенничеством, беззаконием, иррациональностью. Его судьи оказались циничными, продажными или слабыми людьми. Если бы хоть одна влиятельная фигура на том судилище поддержала резонное и честное мнение, Иисус был бы освобожден.

Наши ценности и жизненные пути быстро меняются сегодня, подгоняемые желанием критиковать и отбрасывать все, с нашей точки зрения, нестоящее в историческом наследии. Желание перемен понятно, и часто критика справедлива. Но иногда, и особенно когда критика направлена против Церкви, она основана не на серьезных размышлениях, а на поверхностном взгляде на факты и на неумении понять проблемы во всей их глубине. Так происходит потому, что в развитии нашего века не только нет духа, который работает на добро, но есть дух, разрушающий все доброе. Именно поэтому так часто христианское благовестие, учение Самого Господа и лучшие традиции оказываются трагически попранными — только ради «удовольствия» выказать к ним презрение и открыто бросить вызов Богу. Мы обязаны слушать критику нашей эпохи, чтобы адекватно реагировать на искренние вопросы и вызовы современности. Но мы должны также помнить, что человеческая природа сильно не изменилась со времени царя Дария!

Узаконенное убийство

Люди, замышлявшие зло против Даниила, не хотели иметь его кровь на своих руках. Поэтому перспектива, подобная убийству Цезаря в римском сенате, никогда не приходила в их головы. Они не пытались и нанять киллера. Их хитрый план заключался в том, чтобы, изображая невинность, убить Даниила руками царя. Они так изменили свод законов и наказаний за неисполнение их, что Даниил вполне мог быть осужден на смерть. Они создали для него правовую ловушку. Все было тщательно спланировано и продумано в каждой детали. Система должна была сделать для них то, что каждый из них не осмелился бы сделать сам.

Тогда эти князья и сатрапы приступили к царю и так сказали ему: «царь Дарий! во веки живи! Все князья царства, наместники, сатрапы, советники и военачальники согласились между собою, чтобы сделано было царское постановление и издано повеление, чтобы, кто в течение тридцати дней будет просить какого-либо бога или человека, кроме тебя, царь, того бросить в львиный ров. Итак утверди, царь, это определение и подпиши указ, чтобы он был неизменен, как закон Мидийский и Персидский, и чтобы он не был нарушен». Царь Дарий подписал указ и это повеление (6:6-9).

То же самое происходит и сегодня — не как результат такого преднамеренного планирования с целью уничтожить одного человека, но как результат законодательной деятельности, которая не учитывает интересы и права наиболее незащищенных слоев населения. И потому, что ответственные люди (как царь Дарий) преступно не замечают возможного вреда и коррумпированности новых указов и законов, они легко с ними соглашаются, тем самым способствуя тому, что как раз тем, кого следует защищать, наносится сильный ущерб. Поэтому мы имеем законы, которые правящая элита считает неприкосновенными, хотя они могут причинять вред людям так же, как тот новый указ в Вавилоне, ставший ловушкой для Даниила и позволивший осудить его на смерть. То, что решает экономические проблемы некоторых, превращает других в экономических рабов. То, что позволяет одним поступать по собственному желанию, проводить свою политику, вести выгодные для себя войны, приводит других к рабству и смерти. А мы беззаботно участвуем в выборах и позволяем политической системе превращать людей в безработных и бездомных, унижать их человеческое достоинство. Если бы мы ясно видели и понимали все это как происходящее и на нашем пороге, мы бы ужаснулись и отказались принимать личное участие в этом.

Спасительное милосердие дисциплины

Когда Даниил узнал, что новый царский указ подписан, он пошел в свой дом, открыл окна на Иерусалим и вознес Богу хвалу, как это делал он и прежде того (6:10). Ибо он не мог нарушить своего строгого ежедневного обыкновения поступать так, даже перед лицом смертельной угрозы. Он приучал себя к этому день за днем годами, и во время кризиса эта привычка оказалась достаточно сильной и притягательной, чтобы сохранить ей верность, хотя в тот момент она была смертельно опасной. Поскольку привычка молиться таким образом стала неотъемлемой частью его жизни, он бы предал себя и Бога, если бы не открыл окна и не встал на колени.

Обычно он чувствовал себя освеженным и вдохновленным тем, что приходило к нему в молитвенном состоянии. В момент, когда он склонял свои колени, сердцем и разумом устремляясь к Небесам, он ощущал реальность присутствия Бога. Его сознание озарялось, ум просветлялся в отношении проблем, для которых он искал света. Его решение становилось твердым, и он покидал дом более уверенным. Но, возможно, бывали случаи, когда привычная молитва не приносила немедленного удовлетворения, когда день за днем он не покидал молитвенного места «благословленным». Думал ли он временами, что Бог, должно быть, оглох, спит или безразличен? Мы знаем, что в одном случае, уже в пожилом возрасте, он почти впал в отчаяние из-за того, что не знал, слышат ли его, и Бог должен был послать к нему ангела, призвавшего Даниила не бояться, потому что Бог на самом деле отмечает все, что говорит Даниил (10:12). Если бы Даниил сознательно не сделал молитву своим повседневным делом, он не смог бы познать реальность и силу своего общения с Богом.

Наша потребность в привычке

Возможно, эта история о Данииле придаст нам мужества, моральной устойчивости и духовной энергии, в чем многие из нас нуждаются, чего хотят и в чем испытывают недостаток. Мы можем стать более свободными и способными эффективнее служить Богу и другим людям. Мы ощутили бы нашу веру более реальной и живой, если бы были готовы учиться у Даниила. Временами мы отчаянно пытаемся внести некоторую живость, энергию и спонтанность в формы наших богослужений, потому что все традиционное стало «слишком скучным» для нас. Но нужно осознавать, что наиболее ценные новшества в христианской жизни могут быть приняты, только если они основаны на самодисциплине нашего личного поклонения Богу. Конечно, Бог иногда вдохновляет наше спонтанное духовное возрождение, которое приходит к нам помимо рутинной религиозной жизни. Но последствия духовного возрождения в результате спонтанного опыта не длятся долго, если не закрепляются набором личных привычек, а преданность Церкви способствует развитию этих привычек. Бог не ждет, что мы будем постоянно жить в состоянии религиозного экстаза, но желает, чтобы мы сделали постоянным обычай поклонения Ему и общения с Ним. Нам необходимо иметь рутинную привычку молитвы и поклонения, это позволит нам всегда ощущать реальность присутствия Бога. Эта рутинная привычка поддержит нас, когда ситуация окажется сложной. А Бог Сам возродит нас в нужное время.

Но закрепление любых привычек означает, что у нас останется меньше времени для других занятий. Например, если мы выработаем обыкновение регулярно молиться и поклоняться Богу, как это делал Даниил, то, в результате, мы меньше времени проведем перед телевизором и в постели. Это может отнять часть нашей энергии от того, что легче и быстрее приносит удовлетворение. Вот почему молитва, по учению Иисуса Христа, требует настойчивости и определенных усилий (см.: Лк 11:1-12) и часто связывается с бодрствованием (см.: Мф 26:38), и вот еще почему молитва часто ассоциируется с постом (см.: Деян 14:23; 1Кор 7:5).

Мы должны помнить собственные слова Иисуса, сказанные тем, кто критиковал Иоанна Крестителя за то, что он заставлял своих последователей поститься. Когда Христа спросили: «Почему ученики Иоанновы и фарисейские постятся, а Твои ученики не постятся?», Он просто ответил: «Могут ли поститься сыны чертога брачного, когда с ними жених? Доколе с ними жених, не могут поститься; но придут дни, когда отнимется у них жених, и тогда будут поститься в те дни» (Мк 2:18-20). Его слова об отнятии жениха и последующем посте могут быть отнесены ко всему времени между распятием и вторым пришествием Спасителя. В этом случае Его слово будет призывом для всех христиан сделать строгую дисциплину и пост неотъемлемой частью их повседневной христианской жизни. Возможно, Христос этим обращением к Своим ученикам также подтвердил, что в жизни Его последователей будут различные периоды: иногда радостные из-за близости Жениха и ощущения тепла и силы Его присутствия, иногда печальные, из-за того, что ощущение присутствия Бога утеряно, и сердце холодно, и ум озабочен. В такие периоды нашей жизни, наша вера может сохраниться и оставаться сильной только благодаря дисциплине и привычке к молитве. «Если вы молитесь регулярно, — пишет У. Очард, — я думаю, что молитвы урегулируют все остальное».

Ловушка закона

Дарий строго относился к соблюдению законов, и потому стало возможным обвинить Даниила в преступлении. Царь полагал, что строгое следование закону является секретом всех крепких правителей и единственным способом предотвратить преступления в обществе. Порядок должен быть твердым, как закон Мидян и Персов, не допускающий изменения (6:12).

Законы были прописаны тщательно, в деталях, наказания за их нарушение были точно определены, и, когда какой-либо закон нарушали, соответствующее наказание исполнялось неукоснительно, вне зависимости от обстоятельств дела. Никакое прошение о помиловании не принималось во внимание, никакая отсрочка не могла быть дана. Даже царь не мог помиловать и сделать исключение (6:15).

Это была очень простая политика. Она исключала петиции и мольбы о помиловании. Она защищала правителей от соблазна изменить свое решение и, конечно, обладала определенным достоинством, особенно в обществе, склонном к беззаконию и вседозволенности, как при администрации Валтасара. Такая политика заставляла уважать правительство. Дарию она нравилась. Многим она тоже пришлась по душе, когда он принял ее.

Но эта политика привела к абсурдной ситуации: Даниил оказался противником закона и порядка! Царь слишком поздно осознал, что он сделал закон и порядок важнее жизни Даниила! Но те люди приступили к царю и сказали ему: «знай, царь, что по закону Мидян и Персов никакое определение или постановление, утвержденное царем, не может быть изменено» (6:15). Невинный Даниил, возможно, лучший среди царских друзей и советников, оказался жертвой его мании все строго контролировать и регулировать.

Дарий сам почувствовал себя в ловушке, он сильно опечалился и положил в сердце своем спасти Даниила, и даже до захождения солнца усиленно старался избавить его (6:14) от наказания, которое, как он понимал, будет по сути преступлением. Но, в конце концов, он был вынужден совершить позорное правосудие во имя своей законодательной системы. Он пришел к парадоксальному заключению, что окружавшие его сановники и ревностные хранители законов были также адвокатами самой большой несправедливости, которую он должен был осуществить в своем суде. Царь начал понимать, что «закон и порядок» — это хороший лозунг и принцип, только когда хороша сама система и совершенны законы.

Дьявол может действовать так же эффективно под прикрытием необходимости соблюдения закона и порядка, как и под прикрытием вседозволенности. Когда Иисус был осужден, Его главными оппонентами были фарисеи и саддукеи, и обе эти партии очень строго придерживались закона и порядка. Дьявол может надеть на себя маску консерватора так же легко, как маску революционера; он удачно действует в борделях и кабаках, но он может добиться большого успеха и в судах. Евангелие напоминает нам абсурдные слова одного из осудивших Христа к распятию: «Мы имеем закон, и по закону нашему Он должен умереть» (Ин 19:7).

Чудесное избавление Даниила

Итак, Даниил был осужден на казнь, как любой преступник, и ничего не может быть изменено (6:15) из-за того, что он занимал высокое положение и был другом царя.

Но Бог Даниила послал Ангела Своего и заградил пасть львам (6:22), и по утру, когда откатили камень от ямы, Даниил вышел из нее живым и невредимым (6:23).

Для тех из нас, кто может поверить, что это случилось на самом деле, само по себе это чудо очень важно. Ничто не могло спасти этого человека, за исключением некой силы, которая могла контролировать инстинкты очень голодных львов, чтобы отобрать их добычу, когда ее втолкнули к ним. Здесь Бог дает знак, что Он может заставить каждого животного, даже самого безмозглого, участвовать в исполнении Своих целей и даже больше волноваться об их реализации, чем иные люди. Львы подчинились Тому, Кому сопротивляется большинство людей. Уже не первый раз Священное Писание рассказывает нам, что животные иногда реагируют на Божьи повеления лучше людей (см.: 1 Цар 6:12; Чис 22:27; Ис 1:3), и мы можем воспринимать то, что случилось, как обещание дня, когда «лев, как вол, будет есть солому» (Ис 65:25; см. также: Ис 11:7).

Спасение Даниила из рва львиного часто использовалось во фресках ранней Церкви и катакомбах для иллюстрации воскрешения из мертвых. Те, кто рассматривает эту книгу как трактат времени Маккавеев, полагают, что эта история имела особенное значение для утешения тех, кто встречался со смертью, чтобы напомнить им о надежде воскрешения даже из подземного мира и могилы. Толкователи христианской традиции считают, что детали казни Даниила (6:17) предсказывают воскрешение Христа.

Опыт Даниила актуален и для нас, ведущих самую обычную жизнь. В псалмах избавление от преследователей описывается как освобождение от львов (см.: Пс 90:13; 56:4-6), и Библия часто призывает нас верить, что даже если наши враги поймают нас в свои ловушки, Бог им никогда не позволит удерживать нас там (см.: Пс 123:6). И на более мирском уровне эта история заверяет нас, что если Бог имеет такой контроль над пастями львов, то Он может также контролировать и клеветнические языки и спасать их жертвы.

Дарий

Нам не дано заглянуть во внутренний мир Дария, так же как и во внутренний мир Навуходоносора. Факты, касающиеся Дария, следующие. Его легко можно было убедить издать декрет, который представлял угрозу для Даниила (6:9). Он был глубоко расстроен, когда осознал, какую опасность несет в себе тот декрет для Даниила, и он провел целый день в отчаянных попытках предотвратить казнь (6:14). Он лег спать без ужина и даже не велел вносить к нему пищи, и сон бежал от него (6:18), а на рассвете поспешил к львиному рву узнать, жив ли еще Даниил (6:20). Он радовался его спасению и разом и отомстил врагам Даниила, и проверил, были ли львы действительно дикими и голодными (6:24), а затем издал впечатляющий декрет, прославляющий Бога Даниила (6:25-27).

Трудно интерпретировать все эти факты. Подписание им первого декрета могло быть обусловлено приятной ему лестью сановников. Его горе и попытки спасти Даниила могли быть мотивированы задетым самолюбием и гневом от того, что его так легко провели. Это объяснило бы и стремительность, с которой он наказал обманщиков. По крайней мере, можно утверждать, что своим последним повелением он, не отменяя исполнения ранее подписанного закона, гарантировал защиту праведного. При таком законе и порядке Даниилу нечего было опасаться.

Как бы то ни было, Дарий защитил Даниила и поддержал его на службе, и Даниил благоуспевал и в царствование Дария и в царствование Кира Персидского (6:28). После правления Валтасара Даниил снова начал преуспевать. Чудо во львином рву и суд царя над завистливыми врагами Даниила привели к новому повороту в его судьбе. Таким образом, языческие правители, имевшие власть над народом Божьим, вынуждены были проявлять по отношению к нему справедливость и даже оказывать некоторое благоволение, поскольку обещания Бога Своему народу обязательно должны быть выполнены. Народ Божий мог положиться на покровительство иноверцев, чтобы, в конце концов, исполнить свое предназначение, ибо Бог Израиля заставляет оказывать ему защиту. В Книге Пророка Исайи, больше чем в других книгах Ветхого Завета, говорится об этом. Пророк, обращаясь к персидскому царю Киру от имени Бога, называет его богопомазанным, пастырем и освободителем Божьих людей. Он обязан помочь освободить их из вавилонского изгнания и вернуть на родину. Он обязан сделать это, хотя сам он язычник, ничего не знающий о Боге (см.: Ис 44:28-45:6). И позднее Израилю объявлено через пророка, что цари земли будут не только защищать народ Божий, но приносить ему дань (богатство наций; см.: Ис 60).

Эта глава говорит нам, что империи сменяют одна другую, цари приходят и уходят, стиль жизни меняется, а стабильно лишь одно — это сам Даниил — человек Бога, который справив любит доброту и смирен перед Богом (ср.: Мих 6:8).

Нашли в тексте ошибку? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

комментарии МакДональда на книгу пророка Даниила, 6 глава



2007–2021, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.